8-707-808-48-55
25.10.2019, 12:08
Просмотры: 846
Эхо далекой войны в Кандыкудуке

Как известно, Сталинградская битва сыграла ключевую роль и стала переломным моментом в истории Великой Отечественной войны. Сегодня уже никто не отрицает значительный вклад в общую победу над врагом в годы войны приграничного со Сталинградом Жанибекского района ныне Западно-Казахстанской области. О чем свидетельствуют и архивные данные, которые удалось обнаружить.

Вот приказ, подписанный Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным в ноябре 1941 года, также свидетельствующий о решающей роли Жанибекского района:

«Приказ Народного Комиссара Обороны СССР о территориальном составе военных округов европейской части СССР. №0444 26 ноября 1941г.

С 1 декабря 1941 г. территориальный состав округов европейской части Союза ССР иметь в следующем составе:

Сталинградский военный округ: Сталинградская область (исключая районы Еланский, Урюпинский и Ново-Анненский), Ростовская область с границей на юге по р. Дон до границы со Сталинградской областью, Калмыцкая АССР, Астраханский округ, западная часть Западно-Казахстанской области (районы Джаныбекский, Казталовский, Урдинский, Фурмановский).

Штаб округа – Сталинград.

Командующим войсками военных Сталинградского военного округа – генерал- лейтенант Герасименко Василий Филиппович.

Командующим войсками военных округов передачу войсковых частей, учреждений и заведений, переходящих территориально в состав других военных округов, закончить к 5 декабря 1941 г. и донести мне с приложением перечней передаваемых частей.

Приказ ввести в действие по телеграфу. Народный Комиссар Обороны СССР И.Сталин».

Вот как говорится в книге К.Оскалиева «Сражающемуся Сталинграду»: «Нужно было дать отпор врагу. На базе Качинского военно-летного училища была создана группа дежурных летчиков. Осенью 1942 года в штаб Противовоздушной обороны Западно-Казахстанской области поступило известие о том, что на территории колхоза «Алгабас» Жаныбекского района вражеские самолеты сожгли 8 гектаров земли и 2 стога сена. По сигналу под руководством летчиков-курсантов в воздух поднялись два истребителя. Один истребитель, оставшийся без боеприпасов, пошел напролом против врага и уничтожил их. Фашистский самолет начал гореть. Три члена экипажа прыгнули с парашютом, но наши военные взяли их в плен. Один гитлеровец сгорел вместе с самолетом. Советский летчик, успевший спрыгнуть со своего горящего истребителя, приземлился живой и невредимый».

 – В сентябре 1942 года, – так начинает свои воспоминания Дмитрий Васильевич Гудков, – наша эскадрилья переехала на небольшой аэродром в окрестностях Орды. 11 сентября мы со старшим лейтенантом Шлыковым стояли на страже. Вдруг с командного пункта раздался выстрел зеленой ракеты. Это оказался сигналом к полету. Когда мы поднялись в воздух, на высоте около тысячи метров я заметил разведывательный самолет противника. Он летел со стороны станции Палласовка. Я прибавил скорость и попытался приблизиться к нему. Вражеский летчик почувствовал опасность и стал лететь ниже. Интервал между нами стал больше. Я опасался, что он может оторваться от меня. Тогда я нажал гашетку и стал стрелять. Через некоторое время закончились патроны. Вижу: самолет противника совсем рядом. Чтобы обмануть врага, сделал вид, что отдалился от него. Враг меня потерял. Он искал меня выше. Воспользовавшись моментом, внезапно вышел из-под правого крыла «Юнкерса» и, приподняв нос самолета ЯК-1, дал очередь. Последние показатели шкалы были: высота 5 тысяч метров и скорость 500 километров в час. Эти цифры я хорошо запомнил. То, что было после этого, я не помню. К счастью, из-за обратного воздействия я вылетел из кабины. Когда собрался, понял, что падаю. Успел раскрыть парашют за два километра до земли. Когда увидел на небе еще два парашюта, понял, что вражеский самолет не спасся.

Прибыла машина-полуторка Жаныбекского воздушного поста. После проверки документов старший лейтенант ВНОСа (воздушного наблюдения, оповещения и связи) привез меня в госпиталь. Действительно, у меня не было значительных ранений. Зато я в госпитале увидел стрелка «Юнкерса». Обе его ноги были в гипсе. Позже мы увидели обломки вражеского самолета в 3 километрах восточнее станции Жаныбек. В кабине лежали тела штурмана и двух стрелков»[3].

Вот о чем говорят дошедшие до нас другие архивные материалы военной поры.

Приказ №52 от 8 октября 1942 года.

В связи с бомбардировкой Жаныбекского района и с наступлением опасности и из-за прекращения производства кормов для скота с 9 октября 1942 года сократить единицы косилки, а исполняющего обязанности сенокосильщика А.Ш.Серикова назначить на службу охраны пункта. Оплачивать заработную плату по смете. Тараканов

Из истории известно, что в годы Великой Отечественной войны Жанибекский район Западно-Казахстанской области был ближайшим тылом Сталинградской битвы. Пламя войны настигло и этот регион. Вражеские самолеты частой бомбардировке подвергали и железную дорогу, проходящую через станцию Жанибек. Если обратить внимание на официальные данные, то можно узнать, что в то время в небе над Жанибеком часто проходили воздушные бои. О падении самолетов на территорию района свидетельствуют и воспоминания очевидцев. По словам жителя села Жумаев Тауского сельского округа Какима Есмухамбетова, в районе зимовки Кандыкудык в те огненные годы был сбит самолет, обломки его сохранились до сегодняшнего дня. Узнав об этой интересной новости, мы специально поехали на это место вместе с Каким ага и его сыном Жасуланом.

Действительно, на расстоянии 7 километров, в районе зимовки Кандыкудык юго-западнее населенного пункта Жумаев останки самолета и орудия до сих можно обнаружить в степи.

Оказывается, Жасулан Есмухамбетов еще в 1998 году собрал в этом месте обломки, разобрал оба крыла и сдал два мешка аллюминия человеку, который занимался приемом металла. Тогда же было найдено много пуль.

 Таким образом, на одном из обломков самолета в кружочке мы увидели цифру 85, а в другом круге наверху цифру 2, внизу по горизонтали букву Т и десятизначную цифру 5004063110. На другом обломке указана цифра 29, затем горизонтально 1 и дальше семизначная 2008481. На следующем обломке самолета разглядели цифру 25, на другом 501...(нет продолжения из-за разлома), 312368…, и цифра 55. Найден еще один обломок с надписью 02, на небольшой гильзе четко вырисовывается цифра 17. Под крупнокалиберной гильзой изображена звездочка и число 38 и 4.1. Увидев на гильзе звездочку и буквы кириллицы, подумали, что это может быть самолет-истребитель Красной Армии.

Обломки упавшего с воздуха самолета занимают расстояние около двух километров с востока на запад. Алюминиевые оболочки расплавились и скомкались, рамки окна самолета – в раздробленном виде, стекла от высокой температуры сморщились, в разбросанных останках без труда можно различить заклепки.

Также сохранились две гильзы с лентой крупнокалиберного пулемета, другие мелкие гильзы уже изрядно ржавые. Половина гильз приведены в действие, некоторые – целые, поскольку сохранились пистоны в гильзах. Здесь можно найти и пулеметные пули. Еще на этом месте нами найдены железные крепления ремней безопасности для летчиков. В общем, по найденным гильзам можно предположить, что был воздушный бой.

На наш взгляд это реальное свидетельство причастия территоррии района к событиям Великой Отечественной войны. Надеемся, что в будущем будут более детальные исследования, которые прольют свет на героическое прошлое западноказахстанцев в годы войны.

 

Ахмедьяр Батырханов

член Союза журналистов РК ,

инспектор КГУ «Государственная инспекция

по охране историко-культурного наследия ЗКО»