Правильная посадка – залог хорошего урожая
27 сентября 2021

Правильная посадка – залог хорошего урожая

Прокуратура Бурлинского района в пилотном проекте
27 сентября 2021

Прокуратура Бурлинского района в пилотном проекте

Вакцину QazVac против дельта-штамма выпустят в октябре
27 сентября 2021

Вакцину QazVac против дельта-штамма выпустят в октябре

Мультфильмы TiJi заговорят по-казахски
27 сентября 2021

Мультфильмы TiJi заговорят по-казахски

Сколько вакцинированных казахстанцев скончались от коронавируса
27 сентября 2021

Сколько вакцинированных казахстанцев скончались от коронавируса

Все больше детей и родителей предпочитают офлайн-обучение - Асхат Аймагамбетов
27 сентября 2021

Все больше детей и родителей предпочитают офлайн-обучение - Асхат Аймагамбетов

Последние новости
27 сентября
7.09.2021, 10:25
Просмотры: 55
Всегда находил компромисс

Наверное, многие помнят, что 18-19 октября 1991 года в селе Жалпактал, тогда еще Фурмановского района, произошли волнения среди населения. Тогдашний глава области Нажмеден Искалиев, который должен был принять участие в республиканском мероприятии в соседнем Урдинском районе, вернулся, чтобы выслушать наши чаяния. Главная причина эскалации – два браконьера из Саратова, приехавшие на охоту на озеро Сакрыл (Акколь) со словами: «Это место отныне наше, мы арендовали его на 60 лет, больше не приближайтесь!», выстрелили из ружья в  сторону местного егеря. На этой почве сразу начался конфликт.

7A337B73-2ADB-4D90-BA6D-6E4DB08F15D7

Местные жители, отобрав у зачинчиков ссоры оружие, привели их в милицию, при этом подробно доложив обстановку. Когда на следующее утро в РОВД пришли снова, там  не обнаружили ни браконьеров, ни оружия. Все бесследно исчезло, как будто сквозь землю провалилось... На вопросы никто отвечать не собирался. Возмущенная молодежь обратилась к старейшинам села (в тот день в трех местах проходил обряд садақа: один – в Караозене, два –  в Жалпактале). Аксакалы подняли население и рано утром все вышли на улицу. Из-за этого вспыхнули волнения. Слово за слово и возмущения народа переросли в массовый протест. На проблему Жалпактала откликнулись жители соседнего села Акколь, переполох усилился.

При попытке со стороны властей успокоить бастующих словами: «Не поддавайтесь провокациям!»,  сразу получали гневный вопрошающий ответ: «Если незаконно, то узаконьте.  Если в такие моменты общество «Қазақ тілі» не с народом, то с кем тогда!?» (я тогда была руководителем районного общества «Қазақ тілі»). Обстановка была накалена. На третий день состоялось открытое собрание, в котором принял участие весь актив района. Приехало руководство области. В ходе встречи я, прочитав вслух открытое письмо, где попунктно расписаны требования местного населения, вручила его первому секретарю обкома партии Нажмедену Ихсановичу Искалиеву. Было многолюдно: и в помещении, и на улице, все внимательно  наблюдали за происходящим.

«Дарига, тебе пришел конец. Отныне постоянно будешь в гонении...» –  кто-то пригрозя буркнул мне в затылок. Собрание закончилось. Вышедшие объединились в группы и кружились вокруг здания, расходиться никто не собирался. Ко мне никто не подходил, словно могла им «навредить». Теперь мною действительно овладели страх и неоднозначные чувства. На собрании был освобожден от занимаемой должности прежний первый секретарь райкома партии, а на его место назначен Айдар Батырханов. Новоиспеченный секретарь и глава области вышли вместе из кабинета. Рядом были еще два-три человека. До сих пор отчетливо помню, Н. Искалиев, одетый в черный кожаный плащ, с черной кожаной фуражкой на голове, с добрым лицом, тепло попращавшись с людьми,  направился к выходу из здания райкома партии.

Вдруг, добравшись до вращающейся двери, внезапно остановившись, направился прямо ко мне, стоящую поодаль ото всех (взоры собравшихся медленно сопровождали его). Как участница различных айтысов, мое имя было знакомо ему, поэтому про себя подумала: «Мне конец...». Он всегда принимал акынов, давал советы и поддерживал нас. Изнутри прожигали шальные мысли: «Обидится наверное, скажет «Как это понимать?». Ой как стыдно». Стою неподвижно. Он спокойно подошел ко мне, и, глядя мне прямо в глаза, крепко пожал  руку. И все. Не промолвив ни слова, ушел дальше. Про себя сказав: «Уф, значит понял меня и чаяния народа...», выдохнула. «Теперь тебя никто не тронет», – пророчил улыбаясь «мой добродетель», только что предрекавший мне бесповоротное позорное фиаско.

На самом деле так и было. Никто нас не тронул, все вопросы решались, требования, предъявленные населением, постепенно выполнились. Через пять месяцев мне предложили должность председателя районного Совета народных депутатов. Сейчас думаю, что Нажмеден Ихсанович в тот непростой день четко осознавая напряженую обстановку,  смог найти самое правильное решение данной проблемной ситуации. Тогда он пожал мне руку не только из-за уважения ко мне, но и ко всем жителям района. И то, что мне был предложен ответственный пост, это, наверное, одно из проявлений уважения и укрепления доверия к народу.

Высокую гражданскую позицию Нажмедена Ихсановича мы не раз наблюдали и оценили. До сих пор неустанно вспоминаем и ставим в пример молодому поколению то, как его усилиями многим представителям искусства было предоставлено бесплатное жилье. Меня радует мысль о том, что такой человек сегодня живет вместе с нами.

Он всегда был нам наставником, духовным воспитателем, и для меня, спустя тридцать лет, подвернулся такой счастливый случай, где я могу рассказать о маленьком эпизоде из жизни легендарного человека.

Большое спасибо, Аға, за Вашу любовь к Отчизне, за достойный и прекрасный пример, ни на шаг не отступивший от покоренной высоты.

Дарига Муштанова,

поэтесса, член Союза писателей Казахстана, обладательница медали «Ерен еңбегі үшін»